Внешняя помощь как инструмент влияния (на примере Украины)

Какие последствия для Украины от приема помощи из Китая?

Направление и характер помощи меняются Помощь в Украину поступает не только с Запада — США и ЕС по-прежнему остаются крупнейшими донорами, — а чаще всего с Дальнего Востока, приносит новые модели развития.
После встречи президентов Виктора Януковича и Ху Цзиньтао в Киеве и Пекине в 2010 и 2011 годах экономическое и политическое сотрудничество между Украиной и Китаем получило новый импульс.
Предоставление Пекином внешней помощи Киеву является установленным фактом. В дополнение к контрактам на сумму 3,5 мрд долларов США, которые были подписаны в июне 2011 года, Украина ожидает получить 12300000 в форме гранта. Китайские кредиты, гарантированные украинским правительством, в основном направлено в отрасли транспорта, энергетики и сельского хозяйства. Наиболее известными примерами являются, вероятно, скоростная железная дорога Киев — Борисполь и недавние переговоры о торговый порт, расположен в западном Крыму. После прекращения МВФ программы stand-by в ноябре 2011 года украинские СМИ сообщили, что Центральный банк Китая предложил правительству Украины кредитную линию.
Президент Украины и руководитель компартии КитаяКоммерческий характер внешней помощи, с меньшим количеством вопросов о правах человека, верховенство права и демократизации, не означает однако, что внешняя помощь из Пекина предоставляют без каких-либо политических обязательств.
Обязательства существуют, однако они носят иной характер. Например, терпимость Киева к политике Пекина в отношении Тибета и Тайваня, а также недавний бойкот церемонии вручения Нобелевской премии мира китайскому диссиденту Лю Сяобо демонстрируют роль китайской помощи в рекрутинге политических союзников. Таким образом, для Украины очень важно понимать новых доноров: их правила игры.

Рынок внешней помощи становится все конкурентнее

В то время как ЕС и США озабочены своими собственными экономическими проблемами, новые доноры готовы оказать помощь Украине. Обычно увеличение количества продавцов усиливает позицию покупателя. Однако любые возможные положительные выгоды для Украины от увеличения количества потенциальных доноров возможны лишь при выполнении двух условий: во-первых, наличии четкого видения цели привлечения ОПР, во-вторых — наличие институционной способности выдерживать административную нагрузку многочисленных доноров и реализовать очерченный план.
Первое условие является проблематичной, и не из-за отсутствия документов, регулирующих характер, объемы иностранной помощи, которые Украина планирует привлекать. Скорее наоборот, существует большое количество таких программ: Программа экономических реформ на 2010-2014 годы, Стратегия привлечения международной помощи на 2010-2012 годы и др.. Однако ни один из документов не отражает четкого видения цели; стратегии привлечения ОПР часто не совпадают с социально-экономическими планами развития и, что не менее важно, не находят отражения в соответствующих статьях бюджета.
Таким образом, политика привлечения внешней помощи обычно отражает ситуативные интересы политико-экономических групп, а не национальные приоритеты.
Исторические данные свидетельствуют, что помощь эффективна тогда, когда она имеет краткосрочный характер и четкую направленность, как в случае Плана Маршалла для послевоенной перестройки Европы и недавней помощи Ботсване и Южной Корее.
В противном случае существует опасность, что помощь, которую тратят на текущее потребление, способствовать поддержанию системы, которая не работает, и углублять финансовую зависимость.
Что касается второго условия, а именно способности Украины сделать рациональный выбор между донорами, способности выдерживать административное бремя, вызван многочисленными донорами, и эффективно использовать ресурсы, она также сомнительна. Увеличение бюджетной поддержки с ЕС за последние годы продемонстрировало слабые стороны системы государственных финансов Украины, в частности системы государственных закупок. Более того, отсутствие руководства на национальном уровне и постоянные перетасовки вокруг учреждений, ответственных за международную помощь, не способствуют эффективному планированию и реализации программ помощи.
Карта внешней помощи изменяется Украина, которая является нет-реципиентом ОПР, постепенно оказывается в окружении новых доноров. Внешняя помощь приносит новые знания, культуру ведения бизнеса и ресурсы. Ее также используют для продвижения экономических и политических интересов доноров. Поскольку мир становится все взаемозалежниший, речь идет не только о помощи бедным странам. Многие страны сейчас играют роль доноров и получателей внешней помощи одновременно и часто используют ее для налаживания благоприятного климата для бизнеса и обеспечения доступа к необходимым ресурсам.
Президент Европейского парламента Ежи Бузек отметил: «Помощь для развития является сегодня одним из важнейших направлений международного сотрудничества».
Вопрос в том, стоит ли Украине — стране со средним уровнем дохода — в группу новых доноров? Кроме важного вопроса ресурсов — другими словами: может ли Украина позволить себе посылать помощь за границу, — есть, конечно, вопрос о политической поддержке такого решения, особенно во времена, когда страна страдает от многих внутренних социально-экономических проблем. С другой стороны, если Украина не будет двигаться этим путем, рискует она потерять инструменты влияния, соответственно возможности регионального сотрудничества, и стать пассивным игроком на рынке внешней помощи? Рост ОПР от стран-соседей, а также с Дальнего Востока показывает, что это важные и неотложные вопросы, которые Украина не может игнорировать. Сейчас уже сложно представить будущую карту официальной помощи без новых доноров. Однако остается открытым вопрос, будет ли Украина на этой карте и какова ее будущая роль?

Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены