Рубрики
Экономика

Интересы руководителей государственных корпораций Украины

Какие же на самом деле интересы руководителей государственных корпораций? Безусловно, они заинтересованы в увеличении объемов хозяйственного оборота, накоплении ресурсов и тем самым создании оснований для максимизации фонда зарплаты. Последнее, свею очередь, становится причиной роста зарплат руководителей включая надбавки — премии, бонусы, материальная помощь, ежедневники из кожи и т.д..

Все, что способствует этому, входит в круг стремлений управленцев, зато накопление прибыли предприятий — никак. Напротив, увеличение доходов требует сдерживания повышения зарплат и рост других расходов, а также уменьшение количества работников, запасов материалов, оборудования и т.п.. При этом эффективность их использования ухудшается со временем, и капитал обесценивается. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что квазикорпорации убыточны.

Можно вспомнить, что еще восемь-десять лет назад Нафтогаз был высокорентабельной компанией: годовая прибыль до налогообложения составила примерно 9 млрд грн, объем продукции — 20-25 млрд грн и он был основным донором государственного бюджета страны (последний в то время имел 90 — 100 млрд грн доходов). Ныне это крупнейший (годовой оборот — около 120 млрд грн) и убыточный холдинг Украины с годовым дефицитом менее 15 млрд грн. При этом никто за такое масштабное разрушение бизнеса и фактическое доведение до банкротства нефтегазового гиганта не был привлечен к ответственности.

Создается впечатление, что чиновники при любой власти сознательно шли на потери компании, невзирая на угрозы, приводящие к банкротству предприятия: отключение от дешевого туркменского газа, уменьшение объемов добычи голубого топлива с украинских месторождений; устранения Нафтогаза из числа экспортеров энергоносителей европейским потребителям; замораживания внутренних тарифов на газ для населения и услуги по транспортировке российского газа в Европу и т.д.. НАК «Нафтогаз» не разрабатывала и не имела никаких стратегий проведения маркетинговых альтернатив, внутрихозяйственных усовершенствований, новых каналов поставок, установки прибыльных цен на экспортные услуги и других вариантов выхода из кризиса. Зато правила игры на внутреннем нефтегазовом рынке формировались под частных игроков, а в последние годы и в интересах Газпрома. А на что можно было надеяться при отсутствии в Украине настоящего предпринимательства?

Рубрики
Экономика

Госкорпорации Украины как кормушки власти

С помощью государственных корпораций правящие политические группы решают свои краткосрочные интересы: раздают должности нужным людям, организуют коррупционные или лоббистские схемы, скрывают безработицу и инфляцию

Можно считать полезными такие государственные компании, как НАК «Нафтогаз Украины» или «Укравтодор»? Они ежегодно поглощают десятки миллиардов гривен общественных доходов, которые дарит им госбюджет, вместо того, чтобы обеспечивать поступления в правительственную казну. Нельзя записать к достоинствам этих полуправительственных корпораций, и выпуск более дешевой, чем производят аналогичные частные фирмы, продукции. Километр дорог от Укравтодора стоит в несколько раз дороже, чем в Германии, при этом ездить по ним удовольствие, как известно, не из приятных. Рост убытков, как показывает пример того же Нафтогаза, является слишком форсированным, будто сами его руководители хотят этого.

Для продолжения существования максимального количества государственных конгломератов чиновники имеют возможность административно повышать цены на их продукцию, чтобы избавиться от убыточности. Нафтогаз оказался в затруднительном финансовом положении только потому, что его голубое топливо поступает в помещения граждан, и власть из политических соображений сдерживает рост цен на услуги жилищно-коммунального хозяйства. Зато государственные монополии еще за два-три месяца до парламентских выборов делают публичные заявления о неизбежном повышении цен на электроэнергию, газ, воду, тепло и т.д.. В противоположность газовым и коммунальным монополистам другое государственное хозяйственное образование, Укрзализныця, всегда работает «успешно»: правительство постоянно повышает цены на перевозки, прибыли достаточно, однако услуги, которые получают пассажиры, остаются на уровне середины прошлого века. Такой административный метод установления цен — рудимент старой планово-командной модели. При рыночно-конкурентной системы, на некачественные товары и услуги, а также такие, которые не пользуются спросом, цены бы не повышались.

Конечно, бесконечно покрывать убытки квазикорпораций, какими на самом деле являются госпредприятия, не сможет ни одна страна мира. А потому рано или поздно придется пресекать бюджетное содержание с параллельной реорганизацией в частные юридические лица или ликвидировать. Государство никак не сможет (хотя бы из-за юридических запретов) финансировать убытки частных структур так, как она сейчас погашает дефицит балансов госкорпораций.

Почему государственные хозяйственные комплексы не стремятся к доходности и не слишком озабочены своей убыточностью и неликвидными долгами?

Стремление доходности является средством сохранения и приумножения стоимости капитала, вложенного в предприятие. Руководители же государственных хозяйств, как известно, равнодушны к сохранению их стоимости. Ведь они и не из собственных карманов финансировали создание соответствующих компаний.