Рубрики
Журналист и Общество

Google против издателей или борьба за лакомый кусок пирога

Кто должен зарабатывать на журналистике в сети — поисковик, который собирает новости, или издатели СМИ? Об этом сейчас спорит концерн Google с немецкими издательствами.

Как вы представляете себе интернет? Как гигантское переплетение сетей и узловых изданий? Как библиотеку с километровыми рядами полок? Чтобы понять суть спора вокруг интернета, нужно нарисовать в воображении совсем другую картину — старый добрый шоколадный пирог. Он связан с доходами от рекламы и лицензионными сборами, которые можно получать от журналистских текстов в сети.

За распределение кусков этого лакомого пирога сейчас и идет борьба — в интернете, конечно, а также в Бундестаге, на страницах правовых экспертиз и т.п.. По одну сторону баррикад расположились онлайн-поисковики вроде Google и Bing. Они предоставляют интернет-пользователям небольшие отрывки из газетных статей. За это они до сих пор не платили никому никаких лицензионных отчислений, но зарабатывали на рекламе много денег. Их бизнес-модель — цепляй ссылки и зарабатывай.

Издателям не нравится, что поисковик не платит ничего за отрывки текстов их СМИ

По другую сторону баррикад расположились издательства: они стремятся принять закон, который гарантировал бы их поступления, если поисковики используют их тексты, то есть речь идет о защите их права на результаты творческой работы. Аргументом служит то, что именно они создают содержание, онлайн-поисковики потом предлагают пользователям и зарабатывают деньги.
От гигантских прибылей с рекламы, которые получает, нариклад, Google, издателям не перепадает ничего. По их убеждению, это нечестно. Возможно, издатели бы не так свирепствовали, если бы получали хоть немного денег от читателей. Но этому препятствует также культура бесплатности информации в глобальной паутине. Издатели не так уж беззащитны, ведь тот, кто не хочет, чтобы его информацию находили поисковики, может установить соответствующие настройки.

Вопросы, возникающие на фоне этого спора, якобы касаются сугубо правовой стороны дела. Но в итоге сводятся к одному: кто кому должен деньги, сколько и за что.
Эти все нюансы желающие лакомиться пирогом могли бы решить между собой, скажем, по образцу Франции. Там Google нашел общий язык с издателями относительно суммы 60 миллионов евро, которые направляются в специальный фонд. Зато немецким издателям больше нравится идея принятия соответствующего закона. Ведь закон распространяется на всех, а не только на Google.
Впрочем, в настоящем споре Google не сидит, сложа руки. Концерн сам заказал проведение юридической экспертизы. Правовая защита результатов творческого труда противоречит конституции, пишет в этом документе профессор-юрист Александр Бланкенагель. В разговоре с DW он объяснил, что закон вмешивается в базовое право пользователя на беспрепятственного информирования. Кроме того, сборщики новостей, например, Google вправе заниматься экономической деятельностью в интернете, отмечает Бланкенагель. Вмешательство в эти права, хотя и разрешено, но законодатели должны это очень хорошо обосновывать. Именно это условие, по мнению юриста, не выполнено.

В немецком правительстве формируется сопротивление такой правовой защите результатов творческого труда. Председатель фракции Христианско-демократического союза Зигфрид Каудер уже выразил сомнения. «Речь идет сугубо о деньгах. Но волноваться, кто получит больший или меньший кусок пирога — не относится к задачам парламента», — подчеркнул парламентарий.
Также и представитель либералов, министр экономики Филипп Реслер выражает сомнения, что в Бундестаге большинство депутатов поддержат такой закон. Министр рассказал, что существуют слухи, что крупные немецкие издательства уже давно ведут переговоры с Google, возможно, с целью достичь согласия по французскому образцу. Одновременно сами немецкие издатели эту информацию отрицают. Они уверяют, что и в дальнейшем делают ставку на правовую защиту результатов творческого труда.
Между тем немецкое правительство медлит, а оппозиция и раньше не была поклонницей соответствующего законопроекта. Следовательно, перспективы для этого закона не самые радужные. Издание Frankfurter Allgemeine Zeitung уже даже объявило соответствующий законопроект похороненным. «Если бы это было так, тогда, возможно, я бы сегодня вечером налил себе бокал вина, — смеясь, говорит профессор Бланкенагель. — Но еще нельзя ничего сказать, тут замешаны политические интересы». По его словам, остается еще много вопросов, касающихся конституционно-правовой сферы.
Наконец, в этом споре речь идет о чем-то совершенно абстрактное: авторские права. Кто успешно пишет тексты, создает театральные пьесы или сочиняет песни, поэтому юридически гарантированные поступления, если его работы публикуются или ставятся на сцене. Многие художники таким образом могут зарабатывать себе на хлеб с помощью искусства. От того в выигрыше оказывается и общество, поскольку оно получает в идеальном случае замечательную музыку, книги, задевают за живое, а также высококачественную журналистику.

Однако есть и другое желание потребителей — иметь возможность бесплатно пользоваться плодами этого творчества. Например, просматривать видеоклипы любимых исполнителей на Youtube. Но немецкие художники хотят иметь что-то и от этого. Красноречивый пример такой борьбы интересов — спор между порталом Youtube и обществом GEMA, представляющее интересы немецких композиторов и музыкантов. Сейчас при попытке загрузить некоторые видеоролики в Германии пользователи видят только черный экран и надпись, что видео для просмотра в этой стране недоступно.
Это чем-то напоминает и ситуацию со спором между Google и немецкими издателями. Google собирает информацию, удовлетворяя таким образом желание многих своих пользователей. Такое положение вещей очень легко позволяет богатейшему концерну выглядеть поборником свободной сети, которая служит всем. В борьбе против непривлекательного для себя закона Google сейчас использует цитату одного известного блогера: «По этой логике владелец ресторана мог бы требовать деньги у таксиста, который привозит ему посетителей«.

Рубрики
Коммуникация с властью

Бизнес-сообщества: лобби власти или бизнеса?

Бизнес-сообщества: лобби власти или бизнеса?
Ассоциации бизнеса не справляются, сегодня, с функцией коммуникации между бизнесом и властью, не смотря на то, что в бизнесе традиционно находится самая активная часть общества. Необходимо, чтобы представители данных сообществ выбирались открыто, широким кругом бизнесменов и предпринимателей, в этом случае создав первичные механизмы формирования указанных бизнес-ассоциаций, можно рассчитывать на дальнейший процесс саморегулирования их деятельности. Данные сообщества должны способствовать созданию и поддержанию благоприятного климата, поиска привлекательных экономических ниш территорий, помощи в их освоении новому бизнесу. Ассоциации должны помогать формировать «повестку дня» для учебно-образовательных учреждений, указывая на текущие и будущие кадровые потребности в бизнесе и власти. Сближение процессов подготовки кадров для власти и бизнеса будет способствовать выработке понятного языка конструктивного взаимодействия на стыке их противоречий.
Данная проблема становится острее в направлении от федерального уровня к муниципальному уровню, на котором между властью и бизнесом происходит «неравная борьба». В рамках структуры подачи инициативы, проблему можно отнести ко всем уровням и ветвям власти.

Созданные структуры малого и среднего бизнеса не стали до сего времени проводником своих интересов. Крупные структуры, работающие в стране, создавались властью на других принципах, нежели делается сегодня (пример – АСИ). На руководящие позиции в них попадали люди лоббирующие интересы власти и крупного бизнеса, по сути дела только формально помогая малому и среднему бизнесу.

Данное состояние носит системный характер.

Рубрики
Рейдерство

На первый план выходят коллективные действия

Практика захватов, корпоративного рейдерства и принудительного поглощения продолжает беспокоить деловое сообщество и, несмотря на реформы законодательства о банкротстве и принятие законов, запрещающих рейдерство, сделано очень немного для защиты малых и средних предприятий, в особенности, от рейдеров, имеющих связи среди чиновников. Предложения президента Дмитрия Медведева по борьбе с коррупцией включают попытки добиться большей прозрачности за счет обнародования информации о наличии у государственных чиновников долей в частных компаниях, а также назначения инспекторов для проверки коммерческой деятельности, осуществляемой должностными лицами исполнительных органов власти. Хотя еще рано говорить о том, как эти меры будут воплощаться на практике, их можно считать шагом вперед, позволяющим сократить злоупотребления служебным положением в целях захвата частных предприятий.
И все же, злоупотребление административным ресурсом и правом государственных органов осуществлять следственные действия остается основным инструментом урегулирования споров между хозяйствующими субъектами и перераспределения активов в России. Организации гражданского общества и СМИ обязаны вести постоянный надзор за проведением в жизнь антикоррупционной политики, заявленной президентом Дмитрием Медведевым, и отстаивать необходимость дальнейших административных реформ, чтобы сократить потребность малого и среднего бизнеса в «крыше» (которая в любом случае вряд ли сможет защитить компанию от захвата). Рейдерству также способствует слабая юридическая защищенность прав собственности в России. Коррупция государственных органов, осуществляющих надзорные, административные и судебные функции, ставит российский частный сектор в крайне невыгодное положение в его попытках отстоять контроль над собственными активами и деятельностью.
В то же время, российские компании нельзя назвать беспомощными даже в их тяжелом положении. С помощью независимых, добровольных бизнес-организаций, например, бизнес-ассоциаций и торговых палат, частный сектор способен придать гласности рейдерские схемы и путем коллективных действий потребовать проведения реформ не только в государственном, но и в частном секторе, чтобы противостоять подобной практике. Торговые платы и бизнес ассоциации могут дать предпринимателям необходимые методы, навыки и знания для защиты своего бизнеса, включая способы, позволяющие убедиться в надежности и безопасности документов, закрепляющих их право собственности, реестров акционеров и отношений с банками и кредиторами. Деловое сообщество способно сыграть ведущую роль в пропаганде реформ, которые позволят обеспечить защиту уставных и регистрационных документов компаний, а также секретность финансовой информации, к которой имеют доступ банки и государственные учреждения; такие меры приведут к резкому сокращению поля деятельности для рейдеров. Частный сектор может выступить в поддержку судебной реформы, которая обеспечит большую прозрачность судебных решений в спорах между хозяйствующими субъектами.
Торговые палаты и бизнес-ассоциации могут возглавить работу среди своих членов, направленную на изменение общей «культуры» (условий деятельности) частного сектора. Необходимо коренным образом улучшить методы осуществления экономической деятельности как в целях борьбы с широко распространенной коррупцией, так и в целях искоренения отношения к корпоративному рейдерству как к допустимому методу и обычному бизнес-риску. Частный сектор способен ввести правила этического поведения в отношениях компаний и их клиентов, партнеров и их конкурентов, государственных учреждений и частных компаний, а также внутри самих компаний, что позволит обеспечить лояльное отношение менеджеров компаний к их владельцам, служащим и клиентам.