Роль партий в политической жизни

РОЛЬ ПАРТИЙ
В одном исследовании, опубликованном в сентябре 2006 года, высказывается мысль, что «именно действующая власть – «подлинная» партия власти, господствующая в первую очередь в исполнительной ветви – «выбирает» «правящую партию», а не наоборот». Свою роль в большинстве партий также играет высокая степень «персонализма», который означает, что обычно они контролируются лидером и элитой из избранных. Это явление замечено и в Казахстане, Азербайджане, Таджикистане и Киргизии и вполне может относиться к числу общих черт постсоветских государств. Обеспечение поддержки снизу и подотчѐтности не относится к числу главных приоритетов в большинстве партий. Тем не менее, опросы показывают, что сторонники партий без труда ориентируются по карте партий. Таким образом, в России партии успешно функционируют как политические ярлыки. «Единая Россия» использует такое понимание и прибегает к дифференциации своей организационной структуры для получения как можно более широкой поддержки избирателей.
Российские средства массовой информации играют большую роль в политической агитации избирателей. Нестабильность партийной системы и слабость партийной приверженности дают средствам массовой информации больше простора для такой агитации. Так как все телевизионные каналы находятся под полным государственным контролем, «Единая Россия» сильно выиграла от прямого доступа к СМИ в ходе парламентских выборов 2003 и 2007 годов.До начала 2000-х годов политические партии в России были очень раздробленными и неинституционализированными. В частности, частая смена партийных ярлыков и слияние нескольких партий на более широкой платформе уменьшали ясность партийной идеологии. Как следствие, партии не могли выступать выразителями социальных интересов тех или иных групп избирателей, определять распределение голосов или выступать посредниками между государством и обществом. После парламентских выборов 2003 года стало очевидно, что в дальнейшем основное соперничество будет происходить между «Единой Россией» и КПРФ. Исследования также показали, что, в отличие от 90-х годов, избиратели больше не руководствуются личностью лидера партии. Они делают свой выбор партии на основании оценок экономических показателей и общей оценки действующего президента.
При оценке стабильности поддержки электората необходимо учитывать ряд вопросов. С 1993 по 2007 год количество партий менялось. КПРФ является единственной партией, преодолевавшей 5–7-процентный барьер на всех парламентских выборах. Партии появлялись и исчезали с регулярными интервалами. До взлѐта «Единой России» и введения требования о минимальном количестве членов для регистрации партии членство в партиях не было характерным для российской политики. В начале 2000-х годов на первое место по числу членов претендовала КПРФ, заявлявшая о том, что в неѐ входят 500 тысяч человек, в то время как другие партии ясно в этом смысле не выражались. Как правило, для партий была также характерна низкая степень участия в партийных мероприятиях. Ещѐ одной проблемой для большинства партий, за исключением КПРФ, был вопрос о том, как добиться присутствия и поддержки по всей стране. Многие партии не имели поддержки в регионах и на селе и поэтому зависели от внимания СМИ, которое по отношению к малым партиям было ограниченным. Наибольшего успеха в строительстве общенациональной организационной структуры добилась «Единая Россия».

Исследование, проведѐнное в России с 2000 по 2004 год, показывает, что партийная привязанность повышает политическую активность людей, но лишь в связи с выборами. Она отнюдь не обязательно подталкивает их к активному участию в политической организации, петициях или демонстрациях. У россиян относительно низкий уровень партийной активности, протестной активности и даже потребительской активности. Похоже, что большинство россиян не хочет ни в чѐм участвовать потому, что не верит, что коллективные действия могут повлиять на результат. В последнее время появились признаки того, что такой тип поведения изменяется. Действительно, каждое проявление протеста, похоже, усугубляет «оранжевую паранойю» режима – пока что необоснованный страх, что Россия может пойти по стопам Украины, Грузии, Киргизии, Туниса или Египта.
Что касается социального состава партийного электората, то в отношении КПРФ можно сказать, что еѐ в основном поддерживают люди с низкими доходами и низким образовательным уровнем, особенно пенсионеры. Еѐ довольно пожилые члены обычно живут в городах средних размеров и имеют ограниченный доступ к организационным сетям. Сторонники ЛДПР демонстрируют аналогичные характеристики, а, кроме того, это преимущественно мужчины. Как СПС, так и «Отечество» — «Вся Россия» больше поддерживаются образованными людьми, в основном женщинами, проживающими в основном в больших городах и имеющими доступ к крупным организационным сетям. СПС выделяется тем, что его поддерживали молодые избиратели, но также проживающие в городах квалифицированные специалисты с высокими доходами, что также можно сказать о партии «Отечество» — «Вся Россия». Избиратели «Единства» располагались в середине шкалы, хотя большинство его сторонников, похоже, имело заработки выше среднего и доступ к крупной организационной сети.

В 2000 году Стонер-Вайсс указал, что партийные фракции в России активны и довольно устойчивы в Государственной Думе. В то же время, его исследование показало, что партиям не удалось осуществить значительного проникновения в политические учреждения большинства из (в то время) 89 регионов России. Представленность общенациональных партий в законодательных и исполнительных органах регионов до появления «Единой России» была поразительно низкой. Автор утверждал, что причиной медленного проникновения политики на периферию было то, что региональные политические элиты противодействовали партийному строительству, чтобы контролировать темп и масштаб включения в политику и охранять свои ранние завоевания переходного периода. Особенно в 90-е годы многие общероссийские партии (как относительно старые, так и новые) были сконцентрированы на одной личности, и если лидер уходил из партии, она, скорее всего, распускалась. Тем не менее, также налицо сохранение старых партий, в особенности таких, как «Яблоко» и КПРФ, которые с 1993 года всѐ время выдвигают кандидатов на общенациональных парламентских и президентских выборах. Эти организации представляются более крупными, чем их лидеры. Стонер-Вайсс предупреждал, что скоротечное существование многих политических партий и непостоянство членства в них элит будет мешать глубокой институционализации партийной системы в России. Мы согласны с этими выводами.

Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены