Людям, жителям страны, безразлично, кто именно виноват в том, что им приходится делать стальные двери и что нельзя выпускать на улицу детей. Они оценивают работу милиции по тем условиям безопасности, которые имеются в стране. А эти условия далеки от нормальных. И все те проявления опасности, которые наблюдаются на улицах, в домах, на стадионах, в метро и других местах — люди «вешают» на работников милиции. За годы реформ произошло «разрушение образа» того милиционера, который был описан в классической книге Виля Липатова «Деревенский детектив».
Понятно, что этот разрушение — лишь одно звено более общего процесса — недоверия российского общества к государству. Ко всем его структурам и всем уровням «вертикали власти». Но одно дело — недоверие к Совету Федерации или Конституционному суду, с которыми люди практически не соприкасаются, другое дело — недоверие к милиции, от которой человек в немалой мере зависит.
Нас спросят — и что? А то, что недоверие общества к тем институтам, которые призваны их защищать, им помогать, снимать с них напряжение в самых острых ситуациях их жизни — это недоверие порождает трагические и необратимые последствия. Первое последствие — еще большее отчуждение от государства, то есть уход общества в «тень». Второе последствие — развязывание всех и всяческих противоправных инициатив. Со всеми теми последствиями, которые из этого вытекают. В ходе интервью один из опрошенных нами офицеров отметил следующее:
«Государство направляет работников милиции на незаконные работы. Это толкает нас на невыполнение его распоряжений. С другой стороны, государство развращает работников милиции, формируя внутри подразделений группы, работающие на полузаконной и незаконной основе».
На наш вопрос о реакциях офицеров МВД на такие акции государства — офицер ответил: «Деваться некуда — приходится выполнять». Таким образом круг коммерциализации замыкается.