Рубрики
Статьи

Политическая коррупция

Предыдущая статья была о коррупции кризисного типа

Политическая коррупция — это деяние должностного лица государства, при котором оно незаконно и неправомерно использует свой ​​государственный статус для получения преимуществ (социальных, политических, экономических и т.д.) для себя или других лиц в корыстных целях.
Для политической коррупции характерно стремление ее субъектов к наращиванию своего властного потенциала, часто без явной материальной выгоды. Политическая коррупция проявляется в различных формах и политических процессах.
С учетом многообразия и специфики проявления политической коррупции в условиях избирательных процессов выделяют специфический вид политической коррупции — электоральную коррупцию. Ее можно определить как систему подкупа как избирателей, так и тех, кто проводит выборы и даже тех, кого выбирают. Поэтому власть (государственная, местная) превращается в товар, который можно приобрести только при условии доступа к значительным финансовым, материальным, информационных и других ресурсов.
Некоторые американские исследователи утверждают, что природа депутатского мандата (а именно-его временный статус) может стать фактором коррупционного поведения его владельца. По мнению экспертов, депутаты представительных органов часто сталкиваются с дилеммой: сохранить политическую поддержку избирателей, гарантируя, тем самым, дальнейшее переизбрание или принять денежное вознаграждение от лоббистов, обеспечив свое материальное состояние.

Основные черты политической коррупции

Можно выделить несколько основных специфических черт политической коррупции:
• политическая коррупция имеет гораздо более узкий круг тех, кто с ней непосредственно сталкивается, что усиливает ее латентность. Политическая коррупция оборачивается в слишком высоких политических кругах, чтобы стать элементом повседневного практического опыта подавляющего большинства граждан;
• далеко не всегда политическая коррупция имеет четко выраженное материальное воплощение (в виде конкретного денежного эквивалента, или в объеме определенных услуг, услуг). Конечно, и в сфере политической коррупции также могут быть свои «фиксированные ставки», но доля «твердых тарифов» значительно меньше. Некоторые эксперты вообще говорят об отсутствии монетарной сущности политической коррупции, поскольку вознаграждение используется не в личных целях определенного должностного лица, а во властно-политических целях (например, поддержка руководства во время политических кризисов или на выборах);
• вовлечение в круг политической коррупции лиц — политических функционеров, публичных политиков, чиновников — часто более длительными по времени и имеет, так сказать, разновекторную направленность. Иными словами, поскольку политические коррупционеры являются людьми, которые имеют значительные властные полномочия, широкий круг знакомств и находятся в поле действия разного рода сетей политического влияния, то и услуги, которые они предоставляют универсальны и касаются различных сфер общественной жизни.
• в отличие от «обычной», политическая коррупция почти легитимная как в оценках общественного мнения, так и в политических кругах. Дело в том, что в контексте широко распространенного понимания политики как «грязного дела», общественность воспринимает политическую коррупцию как неотъемлемую составляющую этой грязи и далеко не всегда относится к ней как к общественно вредному явлению. Среди политиков легитимность политической коррупции базируется прежде всего из-за ее восприятия как органической части политического менеджмента и политических технологий. Особенно это касается так называемых управляемых демократий, где политики твердо уверены в необходимости направления общественно-политических процессов в нужном им направлении, в том числе и с помощью действий, которые классифицируются как политическая коррупция.

Учитывая все вышесказанное, политическая коррупция имеет гораздо больший скрытый и инвариантный характер и далеко не всегда очевидна для рядового гражданина. Опасность политической коррупции связана прежде всего с тем, что она приводит к принципиальным ценностным сдвигам в системе «средство-цель».
В демократическом государстве (даже при так называемой частичной демократии) достижение стратегических и тактических политических целей в системе государственно-правовых отношений предполагает применение определенных нормативно определенных средств.

Политическая коррупция приводит как к применению не предусмотренных законом средств, так и к преследованию корыстных (личных, групповых, клановых) целей. Более того, часто осуждения подвергается не сам факт корыстной мотивации, а способ его осуществления (например, прямое вмешательство в компетенцию того или иного субъекта политики или грубое давление на политических оппонентов). Полученные в результате политической коррупции дивиденды, если и подвергаются осуждению, то преимущественно с точки зрения ценностей общественной морали, демократии и правового государства, а не с позиций уголовного кодекса.

Распространение политической коррупции

Основными факторами, способствующими распространению политической коррупции являются:

— низкий уровень политической культуры общества, его несоответствие достигнутом формальном уровню демократии. Действительно, если в государстве принята демократическая конституция, которая закрепляет ключевые принципы демократического строя и предоставляет гражданам основные политические права и гражданские свободы, а в обществе длительное время остаются господствующими элементы «патриархальной» и «подданнической» политической культуры, то при таких условиях политическая коррупция приобретает небывалый расцвет;

— чрезмерное и активное вмешательство государства в экономику и частную жизнь граждан, что приводит к ослаблению рыночных регуляторных механизмов, замене их жестким нормативным регулированием государства, а также к эрозии основ гражданского общества. Невинные, на первый взгляд, попытки государства расширить сферу своего контроля (который часто пытаются оправдать чрезвычайной сложностью процессов, происходящих в современном обществе, и опасностями, что ему угрожают) неизбежно влечет за собой увеличение объема полномочий и сферы «ответственности» как избранных политиков так и назначенных политических функционеров;

— непрозрачность системы государственного управления, процессов выработки политики и принятия решений на национальном, региональном и местном уровнях. Формирование и закрепление в общественном сознании представления о политической системе как своеобразном «черном ящике», продукт деятельности которого является результатом действия неопознанных, часто иррациональных, механизмов и процессов, является прямым следствием ее нетранспарентности и минимизации участия граждан в делах государства.

При таких условиях, политическая коррупция становится органичным элементом политической системы, более того, коррупционные деяния становятся неотъемлемым связующим звеном между этапами процессов выработки политики и принятия решений.
В общественном мнении посттоталитарных, особенно постсоветских стран существует довольно распространенный стереотип о неразрывности демократии и политической коррупции. Логическая цепочка, объединяющая эти два политические явления, довольно проста: поскольку в основе современной представительной демократии лежит принцип политической конкуренции, а борьба за избирателей между различными политическими силами формирует своеобразный политический рынок, на котором товаром являются программы и обещания политиков и партий, а деньгами — голоса избирателей, то и политическая коррупция полностью соответствует такой системе рыночных ценностей, занимая свою нишу на рынке политических услуг. В этом контексте политики выступают как бизнесмены или менеджеры со всеми присущими такому рода деятельности качествами. Если данную логическую цепочку поместить в более широкий контекст категорического неприятия рынка как такового и связанных с ним отношения собственности определенными сегментами посттоталитарных обществ, то вышеупомянутый стереотип имеет все шансы на длительное существование.

Хотя демократия объективно может способствовать распространению и развитию политической коррупции, заметим, что масштаб и глубина этого явления зависят от качества демократии и уровня развития гражданского общества и политической культуры общества. В современных либеральных демократиях на пути распространения практики политической коррупции уже установлены системные барьеры (институциональные и нормативно-правовые), которые продолжают совершенствоваться. Но переходные тоталитарные общества особенно уязвимы для политической коррупции.

Демократия не является олицетворением идеального, беспроблемного общества. Хорошо известно, что установление демократического строя не ведет к автоматическому решению общественных проблем. Однако, демократия — это благоприятная основа для их решения или смягчения, поскольку создает необходимые условия для распространения информации по этим проблемам, их исследования, поиска путей преодоления и выработки соответствующей политики. Проблема политической коррупции не является исключением.

И хотя политическая коррупция вряд ли когда-нибудь полностью ликвидирована в условиях современной представительной демократии, ее масштабы, а значит и разрушительное воздействие, могут быть значительно уменьшены и подвергнуты надежному государственному и общественному контролю. Чтобы выжить, демократия должна найти в себе силы и мужество преодолеть политическую коррупцию.

3 ответа к “Политическая коррупция”

[…] Коррупция в Украине имеет особенности, которые отличают ее от коррупции в развитых странах. Без выявления их нельзя разработать адекватных противокоррупционных мероприятий. Коррупция в Украине – это коррупция кризисного типа. То есть такая, что порождается кризисом современного украинского общества, способна углублять этот кризис, имея свойство сводить на нет любые политические, экономические, правовые и моральные реформы. Коррупция кризисного типа имеет фундаментом прослойку граждан, лишенных должной морали а также политической, экономической и правовой культуры. Такая коррупция представляет основную угрозу развития украинской политической нации. Коррупция кризисного типа в Украине, которая поражает не только государство, но и гражданское общество и саму украинскую нацию, предопределяет то, что для эффективного противодействия ей должна быть разработана адекватная именно этому типу коррупции (а не коррупции вообще) технология . И здесь стоит обратиться к мировому опыту. В частности, к технологии противодействия коррупции кризисного типа, используемой Рузвельтом в рамках так называемого «Нового курса», который был применен для вывода США из состояния Великой депрессии 1929-1933 годов (Согласно Программе борьбы с организованной преступностью Федеральным правительством была создано подразделение – “Ударные силы”, действовавшие под общим руководством Министерства юстиции США и в тесном контакте с правоохранительными органами штатов. Их главной задачей было выявление групп организованной преступности, а также поиск доказательств преступной деятельности участников незаконного предпринимательства и коррумпированных чиновников. С целью выполнения поставленных задач каждая ударная группа имеет в своем составе государственных обвинителей и оперативных сотрудников ФБР, Администрации по применению законов о наркотиках (АПЗН), Бюро внутренних доходов, Службы эмиграции и натурализации, представителей Береговой охраны и Таможенной службы США. Таким образом, каждое подразделение обладал возможностями тех служб, сотрудники которых входят в его состав. Эффективность деятельности указанных федеральных формирований базировалась на объединении усилий наиболее опытных сотрудников правоприменительных органов. Правовой режим деятельности ударных групп определялся уголовно-процессуальным законодательством и специальными инструкциями Министерства юстиции США ). Подобного подхода в Украине нет. Нынешняя антикоррупционная деятельность Украинского государства не адекватна современному состоянию коррупции. Она сводится к манипулированию изменениями в законодательстве (что придает вид его совершенствования) и хаотических действий по «совершенствованию» институтов уголовной юстиции (правоохранительных органов). Уже достаточно длительный опыт такого противодействия в Украине свидетельствует о ее малой результативности. Анализ практики противодействия коррупции в Украине показывает, что она не основана на адекватных представлениях о причинах и ключевые проблемы распространения коррупции, главное место среди которых занимает политическая коррупция. О ней пойдет речь в следующей статье. […]

Добавить комментарий