Использование марихуаны в медицинских целях. ЗА и ПРОТИВ. ОПРОС.

ТГК и рак

Дельта-9-тетрагидроканнабинол(ТГК), главный активный компонент марихуаны, проявил противоопухолевые свойства(1,2) По сообщениям Galve-Roperh (1) противоопухолевое применение ТГК включает в себя нейтрализацию измененных клеток в основании, приводит к возвращению в прежнее состояние злокачественной опухоли у крыс и мышей. Исследователи предполагают, что «результаты наших исследования могут открыть дорогу новому терапевтическому подходу в лечении злокачественных опухолей. Учитывая полученные результаты мы полагаем, что необходимо учесть опыт подобных исследований в прошлом, в частности исследования по Национальной Токсикологической Программе, которые показали явные свойства ТГК в борьбе со злокачественной опухолью(3,4). Это так же показывает уместность вернуться к дискуссии о медицинском применении марихуаны.

В эксперименте приняли участие группы из 70 крыс мужского и женского пола, которым вводили 12,5, 25 или 50 мг ТГК на кг массы тела и те, кому не вводили. Мыши получали в пищу 125, 250 или 500 мг ТГК в корме или не получали ТГК вообще. Эксперимент длился в течении 104–106 недель(3, 4). В течении этого 2-летнего периода, вес тела снизился, так же стоит учесть, что все группы потребляли одинаковое количество пищи. Более важно, что выживаемость во всех ТГК-группах была значительно выше, чем у простых мышей и крыс. У мышей выживаемость была сопоставима во всех группах, включая мышей, получающих высокие дозы. Так же в ТГК-группах были зафиксированы случаи апатии, сопровождаемые конвульсиями и припадками, которые происходили только при инъекции высоких доз или сразу после них.

Как у мышей, так и у крыс в ТГК-группах более не наблюдалась тенденции к новообразованиям, включая злокачественные, что было связано с воздействием ТГК(3,4). Было доказано, что для нескольких систем организма влияние опухолевых образований было значительно сокращено. Болезненное влияние фиброаденомы молочной железы и опухоли шейки матки было снижено в ТГК-группах у женских особей крыс, так же, как развитие внутритканевой аденомы, аденомы панкреатита и др заболеваний у особей мужского пола. Касательно поражение тканей без влияния новообразований, повышение работы щитовидной железы по выработке фолликулярных клеток замечено во всех ТГК-группах, в которых так же не было обнаружено опухолей и новообразований. Обнаружено отсутствие непосредственной связи между токсичностью и канцерогенностью(5–7). Относительно канцерогенной активности ТГК в мышах, предпосылки аденомы щитовидной железы были замечены только в группах с низкими дозами ТГК(125мг/кг). У мужских особей было 6/60, 3/61 и 1/57 случаев с дозировками соответственно 125, 250 и 500мг ТГК против 0/60 у простых особей, и у женских соответственно 9/60, 3/60 и 1/60 случаев против 4/60 случаев у простых особей. Фактически это не было связано с действием ТГК(3,4) из-за непропорциональности и отсутствия взаимосвязи. К тому же было выявлено резкое снижение как доброкачественной, так и злокачественной опухоли, как у женских, так и мужских особей.

Сокращение веса тела, может быть так же объяснено снижением опухолевой активности(8–10), подавление которой в большей степени было вызвано в органах гормонального регулирования(11). После завершения последних исследований стало ясно, что сокращения числа опухолей в шести органах связано с действием ТГК.

Наши 2-летние исследования(3,4) показали, что исследованные противоопухолевые эффекты ТГК не ограничиваются только инъекциями этого препарата, и эти эффекты влияют на произвольные опухоли в организмах мышей и крыс. Противоопухолевые воздействия ТГК системны и применимы к различным типам опухоли в различных органах. Проведенные исследования наталкивают на мысль о том, что эти эффекты связаны с гормонами и могут объяснить потери в весе. Было обнаружено значительное снижение доброкачественной и злокачественной опухоли во всех органах, как у крыс, так и у мышей после применения ТГК: у крыс мужского пола опухоль была замечена в 98% простых крыс против 98, 92 и 90% в группах с дозировками соответственно 12,5, 25 и 50 мг/кг. У крыс женского пола: 88% простых крыс против 82, 86 и 79% ТГК-групп. Более поразительными оказались результаты у мужских особей – 73% у простых мышей против 55, 44 и 30% в ТГК-группах. И у женских: 77% простых мышей против 52, 43 и 27% в ТГК-группах(3,4).

Интересно, что дозировка в исследованиях Galve-Roperh(1) была такой же, как в наших. Медицинское использование марихуаныРезультаты их исследований так же схожи с нашими в том, что воздействие ТГК не влияет ни на кровяной, ни на общий баланс веществ в организме, ни на способность поглощать и усваивать пищу и воду. Например, для изучения антиканцерогенного действия ТГК животные подвергались воздействию канцерогенов (9,10-dimethylbenz[a]anthracene), которые вызывали опухоль молочных желез. Так же требует более детального изучения зависимость снижения веса и противоопухолевого действия ТГК.

Благодаря генной токсикологии(4) было доказано отсутствие мутагенности ТГК. В результате исследования ТГК не вызывал никаких изменений в хромосомах вместе или без катализирующего энзима S9. Никаких изменений в эритроцитах выявлено так же не было. По окончанию всех исследований было заключено, что ТГК никак не влияет на геном.

Долгие исследования и биоанализы проводились и проводятся для выявления агентов, которые непосредственно вызывают рак, а так же тех агентов, которые существенно увеличивают риск рака у людей, подвергающихся действию канцерогенов(14–16). Так же эти исследования могут помочь в поисках и антиканцерогенных агентов(17–19). Поэтому, наше исследование, в котором крысы и мыши подвергались воздействию ТГК в течении 2 лет показывали снижение веса, повышение показателей выживаемости, снижение опухолевой активности, преимущественно в органах с гормональным контролем. Все эти исследования ТГК(3,4), ведут к мысли, что каннабиноиды в действительности могут быть хорошими антиканцерогенными агентами(1,2).

Источники:

   1. Galve-Roperh I, Sanchez C, Cortes ML, del Pulgar TG, Izquierdo M, Guzman M. Anti-tumoral action of cannabinoids: involvement of sustained ceramide accumulation and extracellular signal-regulated kinase activation. Nat Med 6(3):313–319 (2000)
   2. Piomelli D. Pot of gold for glioma therapy. Nat Med 6(3):255–256 (2000)
   3. Chan PC, Sills RC, Braun AG, Haseman JK, Bucher JR. Toxicity and carcinogenicity of delta 9-tetrahydrocannabinol in Fischer rats and B6C3F1 mice. Fundam Appl Toxicol 30(1):109–117 (1996)
   4. NTP. Toxicology and Carcinogenesis Studies of 1-Trans-Delta 9?-Tetrahydrocannabinol (CAS No. 1972–08-3) in F344 Rats and B6C3F1 Mice (Gavage Studies). TR 446. Research Triangle Park, NC:National Toxicology Program, 1996
   5. Hoel DG, Haseman JK, Hogan MD, Huff J, Mc Connell? EE. The impact of toxicity on carcinogenicity studies: implications for risk assessment. Carcinogenesis 9(11):2045–2052 (1988)
   6. Huff J. Absence of morphologic correlation between chemical toxicity and chemical carcinogenesis. Environ Health Perspect 101(suppl 5):45–53 (1993)
   7. Huff J. Chemical toxicity and chemical carcinogenesis. Is there a causal connection? A comparative morphological evaluation of 1500 experiments. IARC Sci Publ 116:437-475 (1992)
   8. Rao GN, Piegorsch WW, Crawford DD, Edmondson J, Haseman JK. Influence of viral infections on body weight, survival, and tumor prevalence of B6C3F1 (C57BL/6N x C3H/HeN) mice in carcinogenicity studies. Fundam Appl Toxicol 13(1):156–164 (1989)
   9. Haseman JK, Young E, Eustis SL, Hailey JR. Body weight-tumor incidence correlations in long-term rodent carcinogenicity studies. Toxicol Pathol 25(3):256–263 (1997)
  10. Haseman JK. The National Toxicology Program experience with dietary restriction: does the manner in which reduced body weight is achieved affect tumor incidence? Int J Toxicol 17(suppl 2):119–134 (1998)
  11. Huff J, Boyd J, Barrett JC, eds. Cellular and molecular mechanisms of hormonal carcinogenesis: environmental influences. Prog Clin Biol Res 394: 1–479 (1996)
  12. Tennant R. Transgenic mouse models in chemical carcinogenesis studies. Arch Toxicol Suppl 16:261-270 (1994)
  13. Tennant RW, French JE, Spalding JW. Identifying chemical carcinogens and assessing potential risk in short-term bioassays using transgenic mouse models. Environ Health Perspect 103:942-950 (1995)
  14. Huff J. Long-term chemical carcinogenesis bioassays predict human cancer hazards. Issues, controversies, and uncertainties. Ann N Y Acad Sci 895:56-79 (1999)
  15. Huff J. Animal and human carcinogens [Letter]. Environ Health Perspect 107:A341-A342 (1999)
  16. Huff J. Value, validity, and historical development of carcinogenesis studies for predicting and confirming carcinogenic risks to humans. In: Carcinogenicity Testing, Predicting, & Interpreting Chemical Effects (Kitchin KT, ed). New York:Marcel Dekker, 1999;21–123
  17. Douglas JF, Huff J, Peters AC. No evidence of carcinogenicity for l-ascorbic acid (vitamin C) in rodents. J Toxicol Environ Health. 14(4):605–609 (1984)
  18. Chhabra RS, Huff JE, Haseman J, Hall A, Baskin G, Cowan M. Inhibition of some spontaneous tumors by 4-hexylresorcinol in F344/N rats and B6C3F1 mice. Fundam Appl Toxicol 11(4):685–690 (1988)
  19. Haseman JK, Johnson FM. Analysis of National Toxicology Program rodent bioassay data for anticarcinogenic effects. Mutat Res 350(1):131–141 (1996)
.

Сторонники легализации курения марихуаны проведут сегодня флеш-моб в Москве

07.05.2011 07:03 Такая форма акции была выбрана организаторами после того, как столичные власти отказались согласовать так называемый «Конопляный марш»


Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены