Ирина Луценко: «Юра докажет, что не все продается и что всех невозможно загнать в стойло …»

В четверг, 9 июня, стартовал один из самых громких политических процессов в Украине. В Печерском райсуде Киева началось рассмотрение по существу уголовного дела, возбужденного против бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко. Украинская демократия и украинское правосудие сдает очередной экзамен. За несколько часов до начала этого процесса корреспондент «Высокого Замка» разговаривал с женой опального экс-министра и его защитником Ириной Луценко.

— Ирина Степановна, есть надежда, что на этот раз суд будет снисходительнее и, учитывая состояние здоровья экс-министра, хотя бы изменит его пребывания в СИЗО на подписку о невыезде?

— Надежды на справедливое судопроизводство нет. То, что суды разных инстанций поддержали требования прокуратуры об аресте Луценко и продлили его на предыдущем заседании, лишь подтверждает тезис об отсутствии независимого суда в Украине.

На предыдущем заседании, 23 мая, наш адвокат сказал, что впервые за его многолетнюю адвокатскую практику были собраны такие беспрецедентные доводы об изменении меры пресечения. Это и обращение иерархов разных конфессий, подписи 1,5 миллиона граждан в поддержку Юры, подписи около ста народных депутатов о взятии на поруки Луценко, обращение Героев Украины Левко Лукьяненко и Юрия Шухевича, Уполномоченного по правам человека Нины Карпачевой. Наконец, залог в размере миллиона гривен.

Да и предыдущие надуманные причины содержания мужа под стражей тоже отпали. Все защитники и обвиняемые ознакомились с материалами дела, следствие завершено, препятствовать ему никто и не собирался. Юра — не министр, а потому продолжать, по мнению прокуратуры, «преступные действия» он не может. Не признает своей вины? — Так это его право, данное Конституцией Украины.

Он не убийца, не маньяк, не насильник! Выпускайте! Нет! А пусть сидит.

Кстати, я и адвокаты дважды обращались к президенту с ходатайствами поставить точку в противоправных действиях прокуратуры, которая презирают конституционные права моего мужа. Никакой реакции! Хотя, нет, она была. В больницу скорой помощи приехала комиссия из представителей прокуратуры, Министерства здравоохранения, Департамента исполнения наказаний. Агитировали Юру, чтобы он прекратил голодовку, мол, на это обращает внимание Европа. А президенту же туда ездить. Вдруг неудобные вопросы начнут задавать …

— Будет ли иметь какие-либо последствия заявление Геннадия Москаля о том, что два года назад председательствующего в процессе Сергея Вовка прокуроры обвиняли в подделке и использовании поддельного решения суда, похищении гражданского дела и мошенническом завладении земельным участком площадью 70 га?

— Насколько мне известно, это дело было начато в 2009 году при каденции Луценко. Фактически, по статьям 54-56 УПК Украины возникает прямой конфликт интересов обвиняемого и его судьи, у последнего есть причины для предвзятого отношения. Если такой факт имеет место, то это гарантированная причина отвода для судьи, который, возможно, будучи «на крючке» у Генпрокуратуры, судит всю оппозицию: и Макаренко, и Диденко, и Иващенко, и Луценко.

— До 3 июня Кабмин должен был рассказать Европейскому суду по правам человека о перипетиях дела Луценко. Как этот ответ может повлиять на решение Европейского суда, и когда его ожидать?

— На вечер 7 июня, по информации Европейского суда, ответ государства Украины относительно ситуации с Луценко не поступил. То есть, государство Украина умышленно затягивает сроки коммуникации. И это понятно, дело будет педалироваться Печерским судом для ускорения рассмотрения дела по существу и вынесения приговора.

Как это повлияет? Тот же Европейский суд в своих предыдущих решениях по делам граждан против государства Украина неоднократно отмечал нарушения Украиной Европейской конвенции по правам человека — в частности нарушения прав обвиняемого в части необоснованного содержания под стражей, неопределенность сроков содержания под стражей, ограничение права на защиту в виде отсутствия обвиняемого на суде (ведь наш суд не считает необходимым, чтобы обвиняемый присутствовал на суде, когда рассматривается его вопрос, а потому не дает команды привезти его из СИЗО) или умышленного несообщение адвокату о заседании суда и его тему. Поэтому мы надеемся, что решение Европейского суда будет в нашу пользу. Прогнозируем, что это будет в августе текущего года.

— Каким сейчас является состояние здоровья и самочувствие Юрия Луценко?

— Самочувствие моего мужа улучшилось. Юра постепенно выходит из голодовки по системе, которую рекомендовал ему врач-диетолог. Медленно, но набирает вес.

Конечно, такие проблемы со здоровьем, таких сахарный диабет, язвы желудка, нарушения функции сосудов головного мозга не решатся лишь возвращением к пище. Они возникли в результате стрессов и постоянной нервной нагрузки в СИЗО, где круглосуточно записывают каждый твой шаг на видео и аудио, в результате шантажа и лжи представителей прокуратуры.

Да и атмосфера в палате больницы скорой помощи была не лучшей. Там круглосуточно у постели дежурили по шесть милиционеров, в коридоре — «Беркут» в масках, с дубинками и оружием. Меня каждый раз обыскивали, раздевали до белья, чтобы случайно не пронесла фотоаппарат или камеру и не сфотографировала мужа, который на тот момент похудел на 26 килограммов! А может, боялись, что пронесу пулемет и устрою похищение или государственный переворот?

Юра набирается сил для судов, ведь их впереди еще много.

— «Железобетонную» власть так и не проняло 30-дневное голодание вашего мужа. Не считаете ли вы, что таким образом, тактика его самообороны была ошибочной: подорвано здоровье, а пользы — никакой?

— Нет, не считаю. Это не была самооборона его как личности. Это не был крик души. Это не была тупик. Юра сознательно, ценой своего здоровья, шел на этот шаг — затяжное голодание. Основная цель его — привлечь внимание украинского общества и международного сообщества к тем реалиям, в которых оказалась и продолжает скатываться Украина с приходом новой власти.

Ценой голодовки, которая дала возможность мужу привлечь внимание к откровенным нарушениям законов по отношению к нему, Юра на собственном примере доказал: в Украине нет правоохранительной системы. Есть карательная, политически ангажированная, заказная Генпрокуратура Украины, а правоохранительной системы, где Генпрокурор следит за соблюдением прав всех граждан, — нет. Сегодня мы увидели, что у нас нет и независимой судебной системы.
Суд Украина Луценко
Речь идет не только о Луценко, но и о 46 миллионах граждан, лишенных сегодня права на объективную правоохранительную систему и независимый суд.

Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены