Идеология «выживания» как фактор коммерциализации поведения работников милиции

Проблема «выживания» возникла в России на первом этапе перехода к рынку, когда вследствие государственных мер по либерализации экономики уровень жизни населения резко снизился. Сегодня трудно с исторической точностью сказать, кому именно принадлежит авторство понятий «выживание» и «идеология выживания». Но безусловно, что эта идеология в постсоветской России приобрела «право гражданства», стала практически всеобщей. Понятно, что практическая реализация этой идеологии у разных групп населения была (и остается сегодня) разной: для одних — нищенство, для других — доллары любой ценой. Но во всех случаях это была установка на материальную сторону жизни. Духовная сторона была, безусловно, отодвинута, снята с «повестки дня», уступив место одной ценности — деньгам. Деньги стали доминантой образа жизни.
И, конечно, не без поощрения со стороны государства. Во всяком случае жители страны, привыкшие к тому, что в стране ничего не делается без санкции государства (и, напротив, если что то происходит — то значит, что это разрешено государством), воспринимали лозунг «выживания» как установку «сверху» — «выживайте» (типа лозунга эпохи НЭПА – «обогащайтесь»).
Естественно, что эта идеология усваивалась и работниками правоохранительных органов. И проявлялась в деформации функций правоохранительных органов, в деформации их должностного поведения.
Механизм этой деформации был таким же, как и у всех остальных групп российского общества: 1) осознание своей бедности; 2) поиски путей избавления от обнищания или от его угрозы; 3) овладение новыми моделями поведения, способными избавить от обнищания.
В процессе выполнения Проекта нами были проведены интервью с представителями среднего и младшего состава МВД — начальниками региональных управлений, заместителями начальников управлений, начальниками уголовных розысков, участковых и др. Когда вопрос заходил об их материальном положении — все 100% жаловались на его тяжесть.
«Наша зарплата — это все равно, что бесплатно работаем. Начальник уголовного розыска, скажем с выслугой 10, 15-20 лет, со званием капитана, майора, он получает зарплату 2-3 тысячи с учетом всех льгот, добавок, вот такую мизерную зарплату получаем. А обычный постовой, проработав, там, скажем, 20-25 лет — это огромный стаж, это пенсионеры, они получают 1700, с учетом того, что у него командировки в Чечню, в опасные точки. Его работа бывает и по ночам — ночные дежурства, связана с преступностью, с ней надо ведь бороться — и такая горькая оплата. Поэтому, люди стремились, несмотря на опасность, поехать на Кавказ, чтобы там заработать хотя бы денег. Ко всему этому квартирами никто не обеспечивает. По Закону о Милиции тем, кто работает «на земле» — им по закону через 3 года положены квартиры. Но это давно уже не выполняется. Никаких премий опять же по Закону о милиции не положено. Награждений тоже никаких нет. Но народ приспосабливается и пытается НАЙТИ себе доход, прибыль ВНЕ службы. Ведь молодые сотрудники милиции, которые не могут преподавать и зарабатывать законно. Поэтому если кто-то где-то охраняет, согласно распоряжению, он там зарабатывает. Ну, можно заработать три своих зарплаты, то есть допустим ты зарабатываешь 2000, а у меня — 6000. Ну, а в среднем еще одну зарплату они зарабатывают. И это тот минимум, который нужен, чтобы не умереть с голоду. Еще получают помощь от родителей- 85-90% молодых сотрудников. Но это разве дело?»
Практически во всех интервью прозвучала одна и та же мысль: работая в милиции прожить нельзя, надо «выживать».
Одна из особенностей работников правоохранительных органов — их высокая самооценка, высокое чувство собственного достоинства. Поэтому их нищенское положение усугубляется тем, что это положение унижает их.
Но унижает их не только это, а также и неуважение их труда государством.
По рассказам опрошенных нами работников — им приходится подрабатывать совсем другим трудом, который «не вяжется» с их основной работой. И конечно, сказывается на последней далеко не лучшим образом. Вот типичное мнение одного из экспертов: «Скажем, если есть руки, то, скажем, он там ремонтирует машины, красит, движок перебирает в свободное время, подвеску делает. Другие — машины продают. Вот я, скажем, купил одну, продал, потом опять купил. Но больше всего — охраняют».
Но такие заработки унизительны для этой категории работников. К тому же она могут заниматься подработками только по ночам. А ночью — дежурства. И к тому же это запрещается, он рискует потерять работу совсем. Хотя все равно люди это делают, чтобы выжить.
Таким образом бесспорно, что в коммерциализации поведения работников милиции немалую роль сыграл «фактор выживания».

Поделитесь этой записью
1 комментарий к этой записиОтправить свой
  1. Думаю, мало кто из них подрабатывает по ночам. В большинстве находят дополнительные источники денег по месту работы.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены