Год с посадки Юлии Тимошенко — что происходит с её партией

Прошел год с со дня ареста лидера украинской опозиции. Как изменилось отношение общества и однопартийцев к Юлии Владимировне?
7 декабря прошлого года в парламентской фракции «БЮТ-Родина »сменилось руководство.
Вместо Ивана Кириленко, известного полной преданностью экс-премьеру, председателем фракции стал генерал СБУ Андрей
Кожемякин — человек Турчинова.
Не под запись бютовцы с депутатскими значками объясняли это тем, что без жесткого централизованного контроля их фракция могла бы окончательно «Посыпаться» под давлением «Аргументов» вроде тех, которые озвучил позже Роман Забзалюк, якобы под видом завербованного регионалами выведал у них их планы по нейтрализации оппозиции и безусловной победы на выборах в ВР.
Определенная логика в этом, конечно, есть, ведь оперативно управлять фракцией, как и партией, из тюрьмы Тимошенко не могла. Контроль над большинством «БЮТ-Батькивщины» действительно был установлен, однако достижения политической
силы Юлии Владимировны под руководством Турчинова и Кожемякина представляются весьма сомнительными.

Во-первых, их депутаты в режиме «свободного голосования» де-факто поддержали выгодный Партии регионов закон о
выборах.
Во-вторых, так и не сумели устроить сколько-нибудь заметного сопротивления языковому закону Колесниченко-Кивалова.
Партия Юлии Тимошенко - год спустя после посадки
Показательно, что во всех этих случаях позиция Тимошенко по ситуации была неизвестна не только рядовым партийцам, но и абсолютному большинству народных избранников.
Более того, экс-премьер и сама якобы узнавала о событиях постфактум.
По данным источников, так было, в частности, с устранением с должности председателя фракции Кириленко, с принятием закона о выборах, нужного прежде всего власти.
Собственно, голосованием за этот документ сама Юлия Владимировна во время встречи с еврокомиссаром Штефаном Фюле назвала ошибкой своих соратников, которые не прислушались к ее призывам «не садиться за карточный стол с шулерами».
По информации источников Недели, бютовскую часть списка (то есть примерно 55% общего количества кандидатур) формировал персонально Александр Турчинов — Тимошенко не была определяющей. «Турчинов ведет собственную игру, с Юлей сильно не считается », — рассказывали собеседники. Эти слова де-факто подтвердил защитник заключенной Сергей Власенко, который открыто заявил, что экс-премьер не видела окончательной версии списка.

Очевидно, что в ситуации, в которую власть себя сама же и загнала, она стремится во что не допустить героизации Юлии Тимошенко, которая не должна стать кем-то вроде лидера оппозиции в Мьянме Аун Сан Су Чжи, сохранившую популярность и политический вес даже после 20 лет домашнего ареста.
Правда, возможностей для этого не так уж много. Ведь даже если экс-премьера держать в заключении во время ближайших парламентских и президентских выборов, даже если периодически будут появляться очередные «Сливы» видеозаписей, разоблающие «Коварную симулянтку» или обвинять ее в причастности к тем или иным преступлениям в далеком прошлом, все это вряд ли скажется отрицательно на ее популярности или авторитете в мире.

В общественном мнении как в Украине, так и за ее пределами утвердилось убеждение, что Тимошенко за решеткой по одной-единственной причине: Янукович ее панически боится. Причем чем дальше заходит процесс раздражения его правлением и ближе становятся президентские выборы 2015 года, тем навязчивей будет для него призрак Тимошенко.

Возвращение Тимошенко в политику возможно, однако скорее как определенный символ «выстраданного авторитета» и вряд ли как самостоятельного политического игрока.
Этому способствует и тот факт, что обезглавлена ​​«Батькивщина» не выстояла как единая политическая сила, а даже те представители, оставшиеся в оппозиции, вынуждены были искать себя в новой системе координат Яценюк — Турчинов — Кличко. На каждого из них, в свою очередь, появляются собственные версии компромата, которые могут подтвердить их связь с властью или некоторыми ее влиятельными представителями.
Нельзя исключать и варианта, что руководству государства удалось найти возможности влиять на действия новых руководителей партии и фракции самой Тимошенко.
Турчинов и Кожемякин, возможно, и не получают перед важными голосованиями в Раде конверт с инструкциями с Банковой. Однако, похоже, они вынуждены воздерживаться от перехода определенной красной линии. Именно с этим и могла быть связана их «странное» поведение по принципиальным для страны и избирателей объединенной оппозиции вопросов. При этом обиженные бютовцы качестве примера «принуждения» приводят случай с уголовным делом против родственника Кожемякина и заявление прокуратуры о возможном возбуждение дела против Турчинова — в обоих случаях это давление не имело продолжения.

В любом случае год, проведенный Тимошенко за решеткой, показал, что политическая сила, которая все еще ассоциируется с ее именем, ей уже не принадлежит. И чем дольше экс-премьер останется в неволе, тем меньше оснований будет у любого из политиков называться тимошенковцем.

При этом ее авторитет в обществе и необходимость считаться с «фактором Юли» для политиков, чтобы претендовать на
оппозиционный режиму Януковича электорат, продолжает расти, ведь именно она олицетворяет устойчивость и последовательность в борьбе с нынешним президентом.    нас находят по запросам:

Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены