Антикоррупционное законодательство — каким оно НЕ должно быть

Не для кого в Украине не секрет, что многомиллионные и миллиардные состояния отечественных участников мировых рейтингов богатейших людей являются продуктом коррупции.

Непрозрачные сделки и откровенные злоупотребления при управлении бюджетными средствами, осуществлении государственных закупок, распоряжении государственным и коммунальным имуществом, приватизация этого имущества, привели к формированию крупных капиталов ограниченного числа «посвященных».  При этом приблизили к пропасти нищеты миллионы налогоплательщиков.

В декабре прошлого года народные депутаты по инициативе Виктора Януковича отменили «старое» антикоррупционное законодательство, пообещав обществу новое — эффективное и справедливое.

Очередная серия обещаний обернулись фарсом: народные депутаты утвердили один из худших за годы независимости антикоррупционных законов.

«Сегодня коррупция стала угрозой конституционным правам и свободам граждан, поэтому ликвидация коррупционных схем и срочное одобрение антикоррупционных законов — это мое категорическое требование», — подчеркнул Янукович 7 апреля с трибуны Верховной Рады.

Но, подозреваю, уже задолго до этого сценаристы и режиссеры с Банковой знали, каким образом будут одобрены антикоррупционные законы. Как и то, что «ликвидация коррупционных схем» не является их целью.

7 апреля 2011 войдет в историю украинского парламентаризма как праздник юридического профанации, которая служила прикрытием реализации схемы искажения и фальсификации базовых антикоррупционных норм.

Интересно, что «жертвами» такого развития событий оказались министр юстиции Александр Лавринович и команда юристов президентской администрации, которые отвечали за подготовку и продвижение проекта закона «Об основах предотвращения и противодействия коррупции». Ведь их «детище», с точки зрения теории нормотворчества и практики правового регулирования, получило «первую степень инвалидности».

Так, базовые антикоррупционные нормы были изменены на последнем этапе рассмотрения законопроекта — «с подачи» первого вице-спикера Адама Мартынюка: «я же предлагаю сейчас вернуться к предыдущей редакции и оставить слов » а также «в определении близких лиц, но дать определение членов семьи `и, так как здесь в определении близких лиц, близкие лица будут иметь отношение к тому, что они не имеют права находиться в подчинении друг друга …

То есть, если сын, дочь, отец, дед, тетя и т.д. не проживают вместе, то они бы не должны относиться к тому, что, мол, может быть подчинение …

«Члены семьи» определяются только как лица, проживающие совместно, вот  эти члены семьи имеют отношение к декларации … чтобы действительно мы там, где определяем категорию близких родственников, слова «а также» оставили и дали дополнительно определения членов семьи, вот прошу проголосовать за такую ​​идею, которая должна пройти по всем закона «.

Между тем, эта странная речь дает широкие возможности тем, кто отвечает за редактирование («постпродакшн») законопроектов перед передачей на подпись главе государства.

И хотя в сравнительной таблице к проекту можно было увидеть поправку однопартийца Мартынюка Валерия Бевза, где «члены семьи» определялись, как «лица, состоящие в браке, их дети, лица, находящиеся под опекой и попечительством, другие лица, совместно проживают, связаны общим бытом, имеют взаимные права и обязанности, в том числе лица, которые совместно проживают, но не состоящих в браке «, утверждение нормы в таком виде создает широкие возможности.

Если у антикоррупционном законе будет указано, что декларации о доходах, расходах и имуществе будут подавать только «лица, проживающие совместно» с чиновником, то, например, господ Януковича и Лавриновича, труднее обвинить в коррупции ведь их сыновья — владельцы банков и юридических компаний — не будут вынуждены отчитываться перед обществом.

Это уже не говоря о других родственников и приближенных лицах.

Вообще норма о «близких лицах» была специально создана для того, чтобы увеличить эффект мероприятий по противодействию коррупции, заставив подавать и обнародовать сведения о доходах, расходах и имуществе и обязательствах финансового характера, в том числе, за рубежом, широчайший круг лиц, приближенных к тому или иному чиновнику, депутату, правоохранителю т.д.

В случае подписания президентом документа, за который проголосовал парламент, понятия «члены семьи» и «близкие родственники», указанные в нем, будут включать одних и тех же лиц, что противоречит Семейному и Гражданскому кодексам.

Более того, сюрреалистические антикоррупционные «новации» способны спровоцировать ситуацию хаоса в общественных отношениях, регулируемых семейным и наследственным правом.

Используя гражданско-правовые категории с цель уменьшить антикоррупционное влияние на деятельность бизнесменов во власти, они разрушают устоявшуюся структуру национального права.

Ведь Семейный кодекс указывает, что «семью составляют лица, которые совместно проживают, связаны общим бытом, имеют взаимные права и обязанности; супруги считаются семьей и тогда, когда жена и муж в связи с обучением, работой, лечением, необходимостью ухода за родителями, детьми и по другим уважительным причинам не проживают совместно «.

После того как закон вступит в силу, общество столкнется с противоречием правовых норм, способных перевернуть юридическую практику. Ведь законодательство предлагает два разных определения участников семейных отношений!

С точки зрения утвержденных антикоррупционных норм, надо будет еще доказать, является ли лицо «членом семьи». Поэтому парламентские кукловоды сделали все, чтобы чиновники имели возможность легко обойти обязанность декларировать доходы, расходы и имущество и обязательства финансового характера.

Принятый народными депутатами антикоррупционный закон предоставляет возможность чиновнику по собственному усмотрению определять, кто является его «членом семьи» и должен быть указан в декларации. В законе не содержатся нормы, обязывающие органы власти проверять эту информацию.

Интересно, что указанные нормы и проект закона в целом поддержали не только представители большинства, но и члены парламентской оппозиции, в частности приближенные к Юлии Тимошенко — Антонина Болюра, Андрей Кожемякин, Роман Забзалюк, председатель фракции БЮТ-Батькивщина Иван Кириленко, вице-спикер Николай Томенко, а также лидер НРУ Борис Тарасюк, нунсовцы Юрий Кармазин и Леся Оробец.

Господину Мартынюку с «подачи» удалось изменить и условия заполнения чиновниками декларации о доходах, расходах и имуществе и обязательствах финансового характера, в том числе, за рубежом.

Виктор Янукович, поставив свою подпись под антикоррупционным законом, позволит чиновникам, депутатам и правоохранителям декларировать данные о покупке земельных участков, квартир, другого недвижимого имущества, автомобилей, яхт, вертолетов, а также, ценных бумаг и т.д., только если разовые расходы на них превышают 50 тысяч гривен за каждый предмет.

Это означает, что, например, чиновник, получая зарплату в размере 4 тысячи гривен в месяц может купить автомобиль за 500 тысяч гривен, «разбив» разовые расходы на несколько месяцев.

Грубо говоря, он может набрать кредитов на несколько миллионов, в течение года их отдать и ничего не декларировать. Более эффективно данная схема реализуется, если ссуда делается неофициально, либо через родственника или приближенную лицо, данные которой не обязательно освещать в декларации.

Кроме того, парламентские сюрреалистические студии привели к исключению из круга «должностных лиц юридических лиц публичного права» — сотрудников органов и учреждений образования, науки, культуры, здравоохранения и физической культуры и спорта.

По принятому парламентом документу, они не будут нести ответственность за коррупционные деяния, смогут свободно «зарабатывать» на налогоплательщиках, создавать, по желанию, «платные услуги», организуя «частные» клиники и школы и даже бани с использованием бюджетных средств и государственной / коммунальной собственности.

А чиновники, например, управления культуры горсовета не несут ответственности за злоупотребления при осуществлении закупок за средства налогоплательщиков.

При принятии нового антикоррупционного закона была применена наиболее «утонченная» схема искажения и фальсификации нормативно-правовых актов, применяемых при законотворческом процесса.

Можно было не выносить эти поправки на рассмотрение депутатов — они бы «возникли» в материалах, подготовленных ответственным парламентским комитетом как «проголосованые», или при подписании законопроекта председателем Верховной Рады.

Заблаговременное обнародование «новаций» может свидетельствовать:

а) о желании «защитить» принят законопроект от сомнений изнутри и извне парламента — знали глаза за что голосовали;

б) попытка «отбелить» Януковича и его окружение — якобы он и его команда идут на компромисс и прислушиваются к парламенту, а не просто его используют.

К сожалению должен констатировать: в парламенте  работают не депутаты, там работают «карточки» — управляемые извне электронные субстанции. Там не работают Конституция и законы, работает «мы же договорились».

Уже даже не происходит симуляции противостояния или борьбы за голоса избирателей — псевдореальность и реальность слились полностью.

Но способны законы, созданные таким средой, к исполнению? Можно использовать виртуальный меч в реальной борьбе с коррупцией?

Поделитесь этой записью
1 комментарий к этой записиОтправить свой
  1. Как же, примут они нормальный закон! Им же нужно воровать и дальше, а тут сами себе должны поставить преграды…Они ведь себе не враги, вот такую гадость и состряпали, чтобы глаза людям замылить, что они «борются»…

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Зловести © 2017 Все права защищены